Семейная психотерапия зависимостей, и почему она настолько важна

Семейная психотерапия зависимостей, и почему она настолько важна

Внимание! Материал содержит информацию о веществах, употребление которых может нанести серьёзный вред вашему здоровью!

Читайте в статье:

Зависимость от психоактивных веществ — это не вредная привычка, а серьезное заболевание, которое затрагивает и самого человека и его окружение. Семья, родственники и, даже, друзья оказываются втянутыми в созависимые отношения.

Причин почему близкие люди могут навредить или спровоцировать новое употребление множество. Поэтому, чтобы помочь одному, выздоравливать должна вся семья.

В нашей статье мы расскажем о важности семейной терапии в лечении алкогольной и наркотической зависимостей.

Семейная терапия

Давайте разберемся, для чего необходима семейная терапия:

В первую очередь, занятия направлены на улучшение внутрисемейных отношений. Совместно с психологами прорабатываются проблемы, причины конфликтов, разногласий, что позволяет заметно улучшить качество психологического климата в семье.

Во-вторых, оказывается помощь близким людям зависимого. Созависимые, проживающие на одной территории с алкоголиком или наркоманом страдают не меньше его самого. И поддержка психолога помогает им научиться жить своей жизнью и получать удовольствие, несмотря на заболевание другого. 

В третьих, оказывается поддержка и самому пациенту. Важная роль в реабилитации отводится именно психотерапевтическим занятиям.

Семейная психотерапия зависимостей, и почему она настолько важна

Психолог поможет восстановить отношения с родственниками

Употребление психоактивных веществ близким человеком создает настоящую трагедию в семье. Вы не знаете, как помочь, и начинаете взывать к совести зависимого. Это приводит к регулярным скандалам и сценам. Однако это еще больше разрушает ваши отношения и не показывает положительных результатов.

Самым правильным решением в такой ситуации становится своевременное обращение за профессиональной помощью. Именно, психологи расскажут, как встать на борьбу с пристрастием близкого человека. С помощью вашего правильного поведения зависимый восстановится намного раньше и сможет добиться устойчивой трезвости. 

Управление своими эмоциями

Когда вы видите близкого человека в нетрезвом состоянии, вас захлестывают эмоции. Это приводит к плачевным результатам. Зависимый еще больше углубляется в употребление. Психологи научат вас сдерживать чувства и правильно вести себя в определенной ситуации.

Это позволит наладить взаимоотношения, вернуть понимание в вашей семье. 

Семейная психотерапия зависимостей, и почему она настолько важна

Трезвая семейная жизнь

Чтобы ваш родственник перестал употреблять допинг, в трезвости должны жить все члены вашей семьи. Психологи уделяют данной работе много времени. Благодаря ей после выхода из стационара человек не кинется в первую минуту принимать наркотики или алкоголь.

Рядом с ним будут трезвые люди – ваши друзья и родственники. После реабилитации необходимо полностью исключить присутствие алкоголя в вашем доме. 

Внутрисемейные конфликты

Зачастую в семье при зависимости близкого человека конфликты всегда одинаковы. Психологи помогут разобраться в причинах, которые разрушает доверие и хорошее отношение.

Благодаря комплексному подходу в лечении зависимости, поддержке специалистов на каждом из этапов в вашу семью вернутся спокойствие и взаимопонимание, а близкий человек продолжит выздоравливать. Семейная терапия играет важнейшую роль в реабилитационном процессе и помогает совместными усилиями разрешить психологический дискомфорт каждого члена семьи. 

В центре профессионального лечения и реабилитации “Здравница” проводятся регулярные мероприятия для близких зависимых. Вы можете узнать расписание и записаться по телефону горячей линии: 8-800-200-27-23.  Мы гарантируем результат при соблюдении всех наших рекомендаций.

Семейная психотерапия и психологическая поддержка семьи при зависимостях

Семейная психотерапия зависимостей, и почему она настолько важна Наркология 17 декабря 2021
Просмотров: 87

  • Зависимость может разрушить семьи, привести их к такому критическому состоянию, из которого бывает трудно выйти.
  • Однако семейная терапия и психологическая поддержка семьи могут помочь человеку, страдающему зависимостью, пройти курс лечения и реабилитации в здоровой среде и заботливом окружении.
  • Семейная психотерапия и социально-психологическое сопровождение семьи помогают справиться не только с зависимостью, но и с проблемами, влияющими на негативную атмосферу в семье.

Что такое семейная психотерапия?

Семейная психотерапия и социально-психологическое сопровождение семьи предназначены для создания воодушевляющего и коммуникативного убежища, в котором человек может избавиться от зависимости. Это широкий спектр методов лечения, включающий детоксикацию, психологический анализ, корректировку поведения, взаимодействие с членами семьи для создания прочной группы поддержки.

Типичные проблемы, обсуждаемые при семейной психотерапии:

  1. Поведенческие проблемы, вызванные плохим семейным взаимодействием.
  2. Депрессия и семейный конфликт.
  3. Безработица.
  4. Негативные взаимодействия, общение и поведение, влияющие на зависимость.
  5. Позитивное поведение и способы общения, которые могут его заменить
  6. Восстановление здоровых отношений для создания действенной системы поддержки.

Эти шаги используются в программах семейной психотерапии, чтобы помочь человеку наладить более здоровые отношения со своей семьей.

Вы можете анонимно вызвать нарколога на дом, а семейная психотерапия поможет с управлением множества сценариев, в том числе – зависимости у родителей, детей, супругов и других членов семьи.

В некоторых случаях может потребоваться временно вывести человека из создавшейся ситуации, пока она не станет более конструктивной.

Помимо непосредственного лечения зависимого, находится конечная точка создания благоприятной среды, в которой человек может победить свою зависимость в долгосрочной перспективе.

Семейная терапия направлена также и ​​на облегчение боли тех, кто связан с человеком, проходящим лечение. Она помогает справиться с негативными последствиями, вызванными зависимостью.

Преимущества семейной психотерапии

У семейной и поддерживающей психотерапии есть много преимуществ, в том числе то, как она использует любовь и заботу, являющихся неотъемлемой частью большинства семей, чтобы помочь человеку преодолеть зависимость. В ходе лечения создается группа поддержки, которая предлагает позитивную и оптимистичную помощь. Выявляются любые негативные ситуации, которые в дальнейшем могут повлиять на человека в плане зависимости.

Психотерапия предлагает комплексные методы лечения, которые не только помогают справиться с зависимостью, но и улучшают характер отдельной семьи, помогая ее членам выздоравливать и расти вместе для достижения общей цели.

Семейная психотерапия направлена ​​на выявление следующих проблем и обеспечение их исправления:

  1. Негативные модели общения – жалобы, критика или пассивно-агрессивное поведение, унижающее члена семьи, не предлагающее положительной поддержки или слов одобрения.
  2. Проблемы в отношениях между детьми и родителями, особенно в том, как родители воспринимают своих детей, и что их дети могут чувствовать себя подавленными, излишне контролируемыми или непонятыми.
  3. Отрицание со стороны членов семьи, особенно родителей, которое часто используется, чтобы скрыть проблему и поддерживать текущую динамику семьи, не сталкиваясь с ней лицом к лицу.
  4. Гнев или разочарование, направленное на членов семьи, а не на источник, например, крик на ребенка при беспокойстве, вызванном проблемами на работе.
  5. Нереалистичные и негативные ожидания, которые вызывают беспокойство, заставляют человека понижать свою самооценку, и которые могут постоянно создавать негативные модели поведения в семье.

Идея семейной психотерапии состоит здесь в том, чтобы понять, почему семейная динамика негативна, как эта динамика повлияла на зависимость, и как ее можно изменить, чтобы поддержать процесс выздоровления.

В ряде случаев, чтобы помочь создать позитивную и исцеляющую среду, поддерживающую полное выздоровление семьи, требуются такие группы поддержки зависимых, как Анонимные алкоголики, Анонимные созависимые, Взрослые дети алкоголиков.

Структура семейной психотерапии и психологической поддержки семьи

При прохождении семейной терапии и социально-психологического сопровождения семьи человеку также предлагается медицинское лечение, психотерапия, когнитивно-поведенческая терапия, диалектическая поведенческая терапия, мотивационное интервью и т.д., некоторые из которых будут иметь семейно-ориентированный характер. Типичные шаги в этом процессе включают:

  1. Вмешательство. Это первый шаг в семейной психотерапии, часто включающий сеанс управляемого вмешательства, помогающий человеку, страдающему зависимостью, понять не только вред, который зависимость наносит их жизни, но и влияние, которое она оказывает на жизни близких.
  2. Оценка взаимодействия в семье. В начале работы по семейной психотерапии специалист изучает способы взаимодействия членов семьи друг с другом, выявляет любые очевидные проблемы и модели поведения, способствующие возникновению зависимости.
  3. Дискуссионная терапия. Каждый участник семейной психотерапии получает возможность обсудить, что он думает о семье и как зависимость влияет на жизнь членов семьи. Психотерапевты стремятся к прорыву в позитивных способах построения более крепких семейных отношений.
  4. Корректировка поведения. Все терапевтические сеансы предназначены для того, чтобы помочь исправить негативные поведенческие модели путем обучения людей их обнаружения и управления до того, как они станут критичными.
  5. Создание группы поддержки. После того как в семье установится более доброжелательная и сознательная атмосфера, психотерапевт ищет способы помощи каждому члену семьи конструктивно поддерживать другого. Особенно это касается человека, который страдает зависимостью, но и всем участникам также нужна поддержка.

Таким образом, можно эффективно построить прочную группу поддержки, и семья может рассчитывать на нее как на убежище на протяжении всего периода выздоровления.

Семейная психотерапия при зависимостях

Семейная психотерапия при зависимостях

По мнению А. Ю. Егорова, аддиктивные расстройства, в которые входят химические, нехимические и пищевые формы зависимостей, характеризуются шестью основными признаками (Егоров А. Ю., 2007):

  • 1) зависимость, имеющая сверхценный характер;
  • 2) изменение настроения;
  • 3) рост толерантности;
  • 4) симптомы отмены;
  • 5) конфликт с самим собой и окружающими;
  • 6) рецидивы.
  • Эти расстройства, вкючая нехимические зависимости, имеют во многом общие этиопатогенетические механизмы, которые объясняют столь высокую коморбидность аддикций между собой.

Помимо зависимости от психически активных веществ (ПАВ), включая алкоголь, наркотические вещества, другие токсикоманические вещества, А. Ю. Егоров (2007) выделяет нехимические формы зависимости:

  1. 1) патологическое влечение к азартным играм (гемблинг);
  2. 2) эротические аддикции;
  3. 3) «социально приемлемые» аддикции;
  4. 4) технологические аддикции;
  5. 5) пищевые аддикции.
  6. В настоящее время алкоголизм и другие виды аддикции являются наиболее актуальной проблемой населения России.

Алкоголизм. Рассмотрим на примере алкоголизма основные механизмы этиопатогенеза аддикции.

Патологическое влечение к алкоголю является стержневым расстройством в совокупности клинических и личностно-психологических нарушений у больных алкоголизмом на всех этапах течения заболевания (Бокий И. В., Цыцарев С. В., 1987, 1995).

Алкогольное поведение определяется двумя тесно связанными между собой системами – биологической (действие алкоголя на организм и формирование наркотического синдрома) и социальной, раскрывающей нормативно-ценностную сторону такого поведения.

И. В. Бокий и С. В. Цыцарев (1987) предложили классификацию ведущих мотивов и способов удовлетворения потребностей, которые определяют содержательную сторону влечения к алкоголю. Влечение к алкоголю, в том числе и патологическое, выступает как средство:

  • 1) редукции напряжения;
  • 2) изменения аффективного состояния;
  • 3) получения удовлетворения;
  • 4) повышения самооценки и самоуважения;
  • 5) компенсации;
  • 6) общения – коммуникации.
  • Кроме того, влечение к алкоголю выступает как результат научения и подражания, как средство межличностной защиты – манипуляции.

Согласно одной из наиболее распространенных в зарубежной наркологии концепции психогенеза алкоголизма (Reichelt-Nauseef S.

, Hedder С, 1985), алкоголизм понимается не как патология индивидуума, а как результат взаимодействия между всеми членами семьи или как часть функционирования структуры семьи, направленной на сохранение семейного гомеостаза.

Читайте также:  Отзывы о препарате налтрексон при алкоголизме, вшивание налтрексона отзывы

По мнению Штейнгласса, потребление алкоголя играет центральную роль в жизни семьи, поэтому он оказывает большое влияние на манеру поведения ее членов при взаимодействии (Steinglass Р., 1983).

Члены семьи обнаруживали различное эмоциональное поведение в разных ситуациях: в период алкогольной интоксикации больного и в период его трезвого поведения. Д.

Дэвис и соавторы (1974) приводят пример семьи, члены которой в первом случае производили впечатление людей живых, веселых, склонных к шуткам, ярким проявлениям эмоций; во втором – обнаруживали сдержанность, монотонность и невыразительность в эмоциональных коммуникациях.

Авторами был сделан вывод, что злоупотребление алкоголем выполняет функцию регуляции эмоционального климата в семье – члены семьи сознательно или чаще всего неосознанно поддерживают потребление алкоголя их родственником.

Дети и супруги больных алкоголизмом называли и положительные последствия злоупотребления алкоголем – большую сплоченность семьи, усиление контактов с родительскими семьями («горе сближает»), внимание друг к другу, сопровождаемые усилением эмпатии и эмоций (Reichelt-Nauseef S., Hedder С, 1985).

В связи с этим становится понятным, что семейный фактор – условия неправильного воспитания в родительской семье и сложившийся в ней стиль коммуникаций, а также характер взаимоотношений в супружеской семье больных алкоголизмом – оказывает большое влияние на формирование и поддержание патологического влечения к алкоголю на психологическом уровне.

Как показывает наш опыт работы с семьями больных алкоголизмом, такие лежащие в основе патологического влечения к алкоголю мотивы, как использование его в качестве средства повышения самооценки, компенсации каких-либо недостающих форм или способов удовлетворения потребностей, «общения – коммуникации», межличностной защиты – манипуляции, формируются в основном в результате неправильного семейного воспитания – по типу явного и скрытого эмоционального отвержения, гипопротекции (Эйдемиллер Э. Г., Кулаков С. А., 1987).

Появление или усиление у части супругов больных алкоголизмом в период ремиссии невротических симптомов подтверждает высказанное положение. Следует признать, как это сделала Т. Г.

Рыбакова (1980), что декомпенсация психического состояния жены может быть обусловлена тяжелой ситуацией, связанной с алкоголизацией мужа.

Эффективное лечение и реабилитация больных алкоголизмом невозможны без применения семейной психотерапии.

Клинико-психологическое исследование подростков с аддиктивным поведением (токсикоманическое поведение, алкоголизация) с использованием методики ТАТ и опросника «Анализ семейных взаимоотношений» (АСВ) показало, что у 60 % из них заблокированы такие важнейшие потребности, как эмоциональное принятие со стороны родителей, потребность в самоутверждении и самостоятельности, способность устанавливать полноценные эмоциональные контакты со сверстниками и т. д. (Эйдемиллер Э. Г., Кулаков С. А., 1987).

Стереотип ролевого поведения больных алкоголизмом, заложенный в родительских семьях, является в дальнейшем одним из факторов, определяющих дисфункциональный тип отношений в их собственных семьях, который характеризуется несовпадением вербальных и невербальных компонентов.

На эмоциональном уровне жена может воспринимать своего пьяного мужа как сильного, неожиданного, яркого человека, а трезвого – как скучного и слабого, который не любит ее и не обращает на нее никакого внимания; на вербальном уровне в первом случае произносятся слова осуждения, во втором – «объективное» и отстраненное одобрение.

https://www.youtube.com/watch?v=cNmfZPcBRF0

Общей для жен больных алкоголизмом оказалась склонность к эмоциональной неустойчивости, обратимая при гармонизации семейных отношений (Рыбакова Т. Г., 1980).

Конфликты в семьях больных алкоголизмом, помимо самого факта алкоголизации, касались ролевой структуры семьи и сферы сексуальных отношений супругов.

В одних случаях жены больных, привыкнув в результате алкоголизма мужа единолично решать семейные проблемы, не стремились, а порой и опасались делить ответственность за семью с мужем.

В других случаях больные, занятые в основном реабилитацией на месте работы, ограничивались минимумом обязанностей перед семьей, что вызывало недовольство жен, ожидавших в первую очередь изменений в семейных взаимоотношениях.

Неразрешимый ролевой конфликт препятствовал нормализации сексуальных отношений супругов (Рыбакова Т. Г., 1986). Нарастающее эмоциональное напряжение и переживание фрустраций больными в период ремиссии актуализировали мотивы, лежащие в основе влечения к алкоголю, и таким образом формировался «порочный круг».

В настоящее время придается большое значение психотерапии всей семьи больного алкоголизмом (Reichelt-Nauseef S., 1985; Hedder С, 1985; Wiliez V., 1985). Реализовать его на практике чрезвычайно трудно.

Многие больные в силу анозогнозии отказываются от лечения и психотерапии; их родственники зачастую поддерживают нереалистические установки больных, опасаясь мести и наказаний со стороны больных за сам факт обращения к врачам.

Поэтому такими актуальными представляются попытки проведения семейной психотерапии даже без участия в ней самого пациента.

Теоретическим обоснованием для такой модели психотерапии, получившей наибольшее распространение в США и все еще недостаточно популярной в странах Западной Европы, служит положение о том, что «если все взаимосвязаны со всеми, то изменение поведения хотя бы одного лица в системе может косвенно вызвать изменения и у других людей» (Reichelt-Nauseef S.; Hedder С, 1985).

Моментом для подобного психотерапевтического вмешательства обычно становится кризис или нагромождение кризисов (когда алкоголик сталкивается с утратами в своей жизни: уход жены, увольнение с работы, материальный крах), которые почти всегда становятся поворотным пунктом в его судьбе.

Эта система психотерапии алкоголизма представляется нам весьма перспективной, поэтому излагаем ее подробно.

В зависимости от готовности семей начать бороться со своими проблемами можно предложить либо «прямое вмешательство», либо «семейное вмешательство» (Wegscheider S., 1980).

Прямое вмешательство предполагает конфронтацию с больным алкоголизмом с помощью семьи, товарищей по работе, администрации, врачей, друзей и других лиц.

При семейном вмешательстве конфронтация осуществляется не употребляющими алкоголь членами семьи, которых консультируют профессионалы – врачи-психотерапевты, клинические психологи и студенты-медики.

Прямое вмешательство. Эта форма психотерапии предполагает, что одно лицо из ближайшего окружения больного алкоголизмом обращается за помощью. Поводом для такого обращения может послужить любая кризисная ситуация. Как правило, инициатору трудно признаться самому себе и другим, что в семье существуют тяжелые проблемы с алкоголем, которые сам злоупотребляющий решить уже не может.

Часто инициатор чувствует себя предателем, ведь он нарушает семейное правило – «не выносить сор из избы». Поэтому просьба инициатора о помощи сопровождается чувством вины и страхом перед реакцией больного.

Консультант должен разъяснить инициатору, что как раз его инициатива и свидетельствует о том, что он действует исходя из чувства симпатии и озабоченности и пытается добиться положительных изменений.

Во время первой консультационной беседы психотерапевт выясняет, какие клинические симптомы есть у больного, и расспрашивает о медицинских, психологических и социальных последствиях алкоголизма.

Если психотерапевт решает, что вмешательство уместно, а инициатор видит в нем шанс для семьи, то тогда они составляют список всех лиц, которые близки больному, были свидетелями его алкогольного поведения и готовы принять участие во вмешательстве.

Инициатор (а не консультант) вступает в контакт со всеми этими лицами и просит их о сотрудничестве – об учреждении «коллектива вмешательства».

Психотерапевт организует встречу заинтересованных лиц, попавших в список. Информирует о том, что алкоголизм является болезнью и о том, что он отрицается самим алкоголиком и его родными; подчеркивает, что больной в данный момент уже не может самостоятельно бросить пить и сам не станет искать помощи.

Психотерапевт может описать альтернативные возможности – предсказать, как пойдут дальше дела, если семья ничего не будет предпринимать, и какие имеются шансы на излечение, если люди будут вести себя иначе, чем раньше.

Он может объяснить свое вмешательство и подчеркнуть, что только готовность присутствующих к собственному изменению и к конфронтации с больным может в данный момент помочь ему пойти лечиться. Психотерапевт не имеет права призывать или принуждать родственников и друзей больного к вмешательству.

Задача его в данной ситуации состоит в том, чтобы обеспечивать заинтересованных лиц объективной информацией и осуществлять поддержку. Участники встречи должны сами решить, считают ли они метод «прямого вмешательства» целесообразным и желают ли образовать «коллектив вмешательства». На сплочение этого коллектива уходит не менее 8 недель.

https://www.youtube.com/watch?v=cNmfZPcBRF0\u0026t=1631s

Затем начинается конкретная предварительная психотерапевтическая работа с «коллективом вмешательства», члены которого учатся пониманию того, что алкоголизм в настоящее время является их ведущей проблемой.

В центре работы с психотерапевтом стоит не столько вопрос «как мы можем изменить алкоголика?», сколько «как мы можем изменить себя, чтобы наша жизнь была более здоровой, самостоятельной и чтобы мы могли быть довольны больным, вместо того чтобы постоянно чувствовать себя его жертвами?» В начальной фазе психотерапии участники коллектива видят в больном причины своих проблем. На вопрос о том, вызвал ли алкоголь проблемы или они существовали ранее, ответить однозначно нельзя, поэтому и выяснение этого кардинальной роли не играет. Решающей является необходимость того, чтобы все участники сумели понять, какую роль они играют в дисфункциональном взаимодействии. Часто психотерапевту на этой фазе работы с семьей приходится сталкиваться с явлениями психологической защиты в виде отрицания факта алкоголизации и с проблемой регулирования чувства вины у членов семьи. Психотерапевт помогает им проявить свои чувства и выяснить, какие психологические потери и выигрыши при сегодняшней ситуации они могут отметить.

Психотерапевт обсуждает с членами семьи манеру их поведения, неосознанно поддерживающую алкоголизм, и заставляет их искать новые пути, чтобы достичь поставленной цели. Он тщательно проверяет намерения каждого члена «коллектива вмешательства».

Известно, что конфронтацию можно производить только на основе положительных эмоций, чувств любви и симпатии к зависящему от алкоголя и озабоченности его судьбой.

Если у психотерапевта складывается впечатление, что участники коллектива затаили в себе ненависть, презрение, злобу или разочарование, то он должен дать им возможность выразить эти чувства («разрядиться») на подготовительных встречах.

Высказав все, что наболело, они обнаружат свое положительное отношение к больному и смогут его конструктивно использовать в конфронтации.

Это очень важный момент в данной фазе психотерапии, так как если больной алкоголизмом во время вмешательства почувствует враждебность конфронтации, это будет не только неэффективным, но и деструктивным, и приведет к тому, что он замкнется. Только соединение конфронтации и симпатии открывает конструктивный доступ к больному. Под руководством психотерапевта члены семьи перерабатывают свои переживания, их прежняя беспомощность исчезает и возрастает готовность пойти на риск конфронтации.

Следующий этап психотерапии характеризуется тем, что каждый член «коллектива вмешательства» составляет свой список событий, свидетелем которых он был и из-за которых у больного вследствие его алкогольного поведения возникали проблемы. Затем участники обмениваются списками и обсуждают их. Часто члены семьи удивляются тому, насколько разными бывают эти списки. Оказывается, что одни и те же события, связанные с больным, воспринимаются ими по-разному.

Психотерапевт помогает каждому сформулировать происшествие в прямой, честной, описательной форме: с одной стороны, нельзя ничего приукрашивать или небрежно оценивать, с другой стороны, формулировки не должны содержать ничего обвиняющего, так как это сразу же форсирует механизм психологической защиты больного алкоголизмом.

Читайте также:  Лечение от героина

Формулировки должны отчетливо выражать положительные эмоции, озабоченность и симпатию. Важные события должны непосредственно связываться с алкогольным эксцессом: «Ты выпил две бутылки вина, а потом поехал на автомобиле к брату». Манеры поведения больного должны быть описаны в деталях: «Ты шатался, почти не мог говорить».

Следует избегать обобщений, интерпретаций и обвинений.

  1. Высказывания, входящие в список, содержат:
  2. 1) точное описание события и поведения больного;
  3. 2) отношение к потреблению алкоголя;
  4. 3) выражение собственного чувства по этому поводу;
  5. 4) выражение пожеланий или положительных чувств к зависящему от алкоголя.

Во время вмешательства рекомендуется зачитывать списки. В напряженной атмосфере членам «коллектива вмешательства» труднее говорить экспромтом, чем зачитывать свое объективное описание.

Существует опасность, что при визуальном контакте они почувствуют на себе влияние больного алкоголизмом и запустят механизм рационализации, что весьма нежелательно. Их голоса должны совпадать с тем, что они говорят и чувствуют.

Они зачитывают свои списки в спокойной, честной и дружеской манере.

Следующий этап психотерапии – выбор альтернатив. Психотерапевт выясняет вместе с членами семьи, какого именно решения они ждут от больного.

Заранее выбираются лечебные учреждения, «группы самопомощи» или общества анонимных алкоголиков, так что они могут быть предложены больному на выбор.

Цель вмешательства состоит в том, чтобы больной как можно раньше принял решение – лучше всего в тот же день.

Психотерапевтическое вмешательство планируется к тому моменту, когда больной находится в более или менее выраженном кризисе и его защитная система ослаблена (например, когда у него отобрали водительские права или он получил предупреждение на работе). Это увеличивает шансы «капитуляции» больного, т. е. его согласия на курс лечения. Беседа с больным должна проходить в нейтральном месте в присутствии психотерапевта.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Психотерапия семейных проблем при зависимости и созависимости

Когда человек обращается за помощью психотерапевта в случае каких-то проблем в семье и выставляет основным мотивом какие-то свои неудовлетворенные в семье потребности, работа психотерапевта или психолога проста – она сводится к тому, чтобы вместе с клиентом помочь ему определить те самые потребности, что фрустрируются в браке, не находят удовлетворения.

В отношениях как бывает – недостает чего-то – попроси у партнера. Но если по опыту воспитания, зашитого прочно в мозге, такие просьбы в детстве не были сформулированы и удовлетворены, человек боится попросить того, что ему нужно или не знает точно, как это назвать.

Психотерапевт поможет в том, чтобы клиент смог определить свою потребность, что ему на самом деле нужно в отношениях и чего недостает.

Иногда это настолько простые вещи, что решение проблемы приносит большое удовольствие в совместной работе и психотерапия становится успешной – клиент даже готов оставить отзыв о работе психотерапевта, какой он хороший, и как помог.

Действительно, вариант работы с такой семейной проблемой, в которой как в сказке, один супруг каким-то образом не мог попросить или не знал, как называется его потребность, а другой был готов дать, да не было запроса – обладает быстрым и благоприятным исходом – все счастливы и довольны.

vОднако в работе психотерапевтами по отношениям в семье чаще бывает так, что обнаруживается — человек не может в принципе быть удовлетворен. Эта проблема восходит к теме зависимости и созависимости, когда тот, кто просит или мог бы попросить, но опасается фрустрации, находится в зависимом положении, а другой, являясь возможным донором, в созависимом.

Что означает зависимость и как строится психотерапия в этом случае

Это означает, что просящий, нуждающийся постоянно хочет удовлетворить такую потребность, которую не может удовлетворить партнер, поэтому мы и назвали его «возможным донором». Образец неудавшихся отношений, что-то не сложилось. Но что-то другое складывается удовлетворительно, и люди продолжают находиться в связи друг с другом, например в браке или в сожительстве.

В попытке как-то вознаградить себя за то, что он пытался, но не смог, человек замещает фрустрированную потребность суррогатом – алкоголем, например. Или сексуальной связью на стороне. Или трудоголизмом – не вылезает с работы, все время занят.

В этом случае работа психотерапевта с проблемой в семье связана с тем, чтобы каким-то образом побудить зависимого участника к той работе, которая постепенно привела бы его в более самостоятельное состояние, увеличила способность к самоподдержке и предотвратила саморазрушительное поведение. Эта работа психотерапевта по зависимостям сводится к воссозданию тех способностей к самостоятельности, к разумному выбору, к определению степени вознаграждения себя, она является достаточно сложной и продолжительной.

Далеко не всякий психотерапевт возьмется работать с зависимым клиентом, хоть по долгу службы он отказывать не имеет права. Психотерапевт может опираться только на осознанную клиентом потребность стать более самостоятельным и отказаться от зависимости или превратить ее во что-то более приемлемое с точки зрения социума, если речь идет о зависимости от веществ, от азартных игр.

Что происходит с семейными отношениями вследствие работы с зависимым клиентом

Что означает «достаточно долгая работа с зависимым клиентом»? Продолжительность работы по выращиванию независимого человека из зависимого может составить от девяти месяцев при еженедельных встречах. В сложных случаях встречи могут назначаться и два раза в неделю, особенно в начале терапии.

Постепенно воссоздавая нарушенные в детстве этапы развития, при успешной работе, психотерапевт помогает воссозданию черт и способностей личности.

В работе с чувством стыда он может построить работу так, что человек примет себя в своем состоянии, это исходная точка восстановления при психотерапии зависимостей.

В работе с чувством вины – поможет каким-то чудесным образом клиенту научиться разделять свои потребности и потребности другого человека.

Когда человек, который зависим, начинает понимать, что в данных отношениях он больше не может надеяться на то, что его примут таким, каким он становится и не дадут того, что ему нужно – наступает один из сложнейших моментов в психотерапии. Клиент как бы начинает отделяться от той системы, которая сохраняла его в зависимом состоянии, а попросту говоря – уходит из семьи.

Для психотерапевта это достаточно тяжелая ответственность. В результате работы воссоздана личность, которая более не удовлетворяет потребностям взаимозависимой семейной системы.

В этом случае при отсутствии желания супруга принять изменения, которые произошли с партнером в терапии, в его несогласии заниматься собственной терапией с кем-то другим, наступает закономерный распад отношений.

Получается, что психолог или психотерапевт «развалил» семью? Нет, распад созависимых отношений произошел вследствие изменений и ответственность за решение лежит на супругах.

Культурные коды России и риски терапии зависимости и созависимости

Для того чтобы быть успешным в системе, следует знать правила и следовать им или осознанно сопротивляться. Для того, чтобы стать счастливым, эти правила должны подходить человеку, быть им пережиты и освоены. Между тем большинство исконно российских кодов в отношениях в семье гораздо мягче, размытее, чем в тех странах, где психотерапия родилась как вид психологической помощи.

Что означает эта размытость? Она означает допустимость каких-то особенностей в отношениях, которые в более современных семьях западного типа не являются нормой. Размытость норм также связана с укладом жизни в стране.

Достаточно взять и посмотреть, как психоаналитики смотрят на популярные, находящие поддержку в народном внимании истории про любовные отношения героев в фильме «С легким паром».

В анализе фильма психоанализ позволит усмотреть управляющую роль матери героя, и роль главного героя как слабого и зависимого мужчины. Согласятся ли с такой оценкой благодарные зрители? Скорее – нет.

Получается, что вследствие удачной психотерапии зависимости может возникнуть больше свободы и больше ответственности, но это ни в коей мере не связано со счастьем: оно не является целью психотерапии зависимости и созависимости.

Система, построенная на зависимых отношениях, пытается принять своего участника, прошедшего терапию по поводу зависимости. Тот, кто прошел терапию, также пытается приспособиться, а система-то не изменилась.

Терапия созависимой семьи

Терапия созависимой семьи

Семья заменяет все, поэтому прежде, чем ее завести, подумай, что тебе важнее: все или семья.

Из газетной статьи

Цель терапии – освободить членов созависимой семьи от бессознательных невротических защит, сформировавшихся в детстве, обеспечить индивидуальное и семейное развитие.

Семейное сопротивление терапии, как и индивидуальное, основано на типичной аддиктивной защите – отрицании, которое может принимать различные формы: самообман, минимизация проблемы, обвинение других, рационализация, интеллектуализация, подмена (излечения – облегчением состояния), враждебность при попытке реалистично оценить ситуацию.

Семья наказывает тех, кто выдал тайны клана: алкоголизм, психические болезни, самоубийства, супружеские измены и т. п. Агрессивные и аутоагрессивные импульсы часто отыгрываются в действии: скандалы, насилие, неразборчивость в сексе, запои, неумеренные траты, травмы и аварии.

Терапевта втягивают в различные манипулятивные отношения, вовлекают в семейные коалиции, саботируют лечение с целью сохранить проблему, поскольку она объединяет и сохраняет семью, поддерживает самооценку ее членов, позволяет избегать решения скрытых конфликтов.

Наиболее распространенным терапевтическим подходом является системная семейная терапия.

Методы системной семейной терапии позволяют личности дифференцироваться от других, сохранить эмоциональную автономность в системе взаимоотношений.

Самодифференциация включает осознание права заботиться о себе, установление эмоциональной дистанции от больного, принятие ответственности за себя вместо ответственности за других.

Системный подход в семейной терапии охватывает разные модели: динамическую, коммуникативную, структурную, стратегическую и др.

В динамическом подходеактуальный семейный конфликт понимают как стремление партнеров овладеть одним и тем же объектом, занять одно и то же место или исключительное положение, играть несовпадающие роли, достичь несовпадающих целей или использовать для их достижения взаимоисключающие средства.

Самостоятельное разрешение конфликта его участниками затруднено из?за взаимного непонимания, неприятия, взаимозависимости, незрелости, невротических тенденций.

Психоаналитик обращает внимание на социальные влияния, модели проекции и идентификации, «неоконченное дело» или травму в родительской семье, сублимацию фрустраций, механизмы совладающего поведения (копинга) и адаптации, «ключи» к бессознательному идентифицированного пациента.

В процессе терапии создается атмосфера открытости и искреннего проявления чувств, члены семьи меняются местами, смотрят в глаза, прикасаются друг к другу.

Читайте также:  Какие анализы нужно сдавать после коронавируса, и какие обследования проходить

Бессознательные семейные защиты выявляются с помощью анализа обмолвок, метафор, жестов, фантазий, сновидений. Для анализа взаимного восприятия членов семьи, их взаимоотношений, взглядов на прошлое и будущее используется техника «Семейной скульптуры».

Психотерапевт интерпретирует и видоизменяет скульптуру для стимуляции свободных ассоциаций.

Для облегчения инсайта поощряется проговаривание подавленных или вытесненных стремлений, неосознанный смысл сказанного интерпретируется терапевтом.

Интерпретации помогают выявить и преодолеть индивидуальное и семейное сопротивление, которое мешает осознанно удовлетворять основные влечения. Благодаря интерпретациям члены семьи начинают понимать, как их прошлое незаметно влияет на их настоящее.

Это приводит к эмоциональному дистанцированию от актуального конфликта и его разумной переработке.

Перенос позволяет членам семьи и/или семье в целом проецировать свои неразрешенные объектные отношения на терапевта. Этот процесс особенно легко инициируется при ведении семьи двумя разнополыми терапевтами, которые ассоциируются с родителями.

Интерпретации помогают семье проанализировать ранние объектные отношения в терминах переноса и взять их под сознательный контроль.

В заключение выявляют неотреагированные реакции индивида на утраты и завершают работу горя в присутствии и с участием других членов семьи, что ускоряет процесс исцеления и повышает уровень семейной эмпатии.

При коммуникативном подходестремятся определить, кто в семейной группе находится в центре коммуникативного процесса, кто является «звездами», кто изолирован, кто мешает коммуникативному процессу, кто его поддерживает.

На диагностической стадии работы решают следующие задачи: 1) подготовка членов семьи к переживанию опыта, который может служить моделью их будущего поведения; 2) определение желаемого состояния для семейной системы и 3) определение текущего состояния семейной системы.

Терапевт выясняет, как партнеры принимают решения: заискивая? задираясь? наставляя? отстраняясь? делая вид, что им все безразлично? Открыто ли обсуждаются варианты, учиывается мнение каждого или нет? Выявляются супружеские мифы: «Если ты меня любишь… а) я в порядке; б) ты догадаешься, что мне нужно; в) ты должен думать, чувствовать и действовать, как я».

Чтобы разобраться в несогласованных, перепутанных взаимоотношениях в закрытой семье, терапевт составляет карту семьи, в которой отмечает связи в парах и треугольниках.

Определяет тип родительских масок: Начальник (три варианта: миротворец, обвинитель, расчетливый), Безответственный (потакающий приятель) и др. Прослеживает хронологию семейных кризисов, выясняет способы их разрешения.

Наконец, выявляет влияние моделей родительских семей.

Основной составляющей терапии является этап тренинга навыков адаптивного общения. На этом этапе используются проясняющие вопросы, корригирующие замечания, обучающие техники. Большое значение придается невербальным приемам, в частности «семейной скульптуре». Например, глава семейства взял на себя слишком много обязательств. Семье предлагают:

– Чтобы вы полностью прониклись ситуацией, попробуйте разыграть ее. Отец устойчиво встает посреди комнаты. Мать берет его за правую руку, старший ребенок – за левую; средний обнимает за талию, младший – со спины. Теперь каждый осторожно, легонько потянет на себя и застынет в этом положении.

Через несколько секунд отец почувствует себя растянутым во все стороны, ему станет неудобно, он будет на грани потери равновесия. Зависимый член семьи становится на колени и униженно протягивает руки к стоящему на стуле, как на пьедестале, «тирану» с указующим вниз перстом или сажает его себе на шею.

Созависимые супруги душат друг друга в объятиях, «отстраненного» родителя помещают в угол и т. д.

В рамках структурной семейной терапиифокус делается на образцах и формах внутрисемейного взаимодействия, распределении власти, модусе принятия решений, границах, близости членов семьи и дистанции между ними, альянсах, сговорах, ролях, правилах, сходстве и взаимном дополнении. Тщательно разрабатывается план работы, предусматривающий разнообразные воздействия на семью.

Вначале терапевт определяет, кто в семье лидер, кто сублидер – «рупор семьи», кто идентифицированный пациент (чаще – ребенок, выделенный семьей в качестве семейной защиты). Если в семье есть явный лидер, терапевт обращается к другим членам семьи через него.

Затем терапевт присоединяется к семье, устанавливая конструктивную дистанцию, подражая их речи, используя понятия, отражающие доминирующие анализаторы того или иного участника.

Терапевт говорит с родителями на языке ответственности, с детьми – на языке отстаивания прав; с общительной семьей он общителен, со сдержанной – сдержан.

Входя во временный альянс с одной из семейных субсистем (родителями или детьми) терапевт на какое?то время отдает все свои силы, авторитет и власть данной группе или члену семьи.

Укрепив эту субсистему, терапевт может осуществить альянс с другой субсистемой.

Присоединение терапевта к субсистеме способствует укреплению партнерских связей между ее членами и границ субсистемы внутри общей семейной системы.

Присоединение к субсистеме также помогает терапевту перераспределить власть в семье, разрушить треугольники, проявить больше гибкости при маневрировании внутри семейной системы, установить адекватные границы между субсистемами.

При этом надо учитывать опасность неосознанной идентификации с одним или несколькими клиентами против других – «встать на сторону одной субсистемы», а также то, что именно так может воспринять присоединение к субсистеме семья.

Терапевт играет роль человека директивного, эмпатичного и отстраненного, но включенного в контекст семейных отношений в качестве одного из его элементов.

Он подталкивает семью к определенным действиям, дает указания, прибегает к ролевой игре, по?разному рассаживает членов семьи.

Это позволяет ему воочию наблюдать функционирование семейной структуры в различных условиях, а семье – осознавать и изменять свои реакции на внешние воздействия.

Структурные ходы терапевта перераспределяют членов семьи таким образом, чтобы поддержать нуждающиеся в этом субсистемы и укрепить границы между поколениями. Разрушаются внутрисемейные альянсы, поддерживающие дисфункциональность семейной системы, родители освобождаются от излишней вовлеченности в жизнь детей, а дети – в жизнь родителей.

Между родителями возникает единство, их действия становятся более согласованными. С помощью инструкций и домашних заданий терапевт перекраивает внутрисемейные границы, ослабляя слишком жесткие и укрепляя слабые. Например, воровство мальчика связано с недостаточным вниманием родителей к нему.

Мальчику дается инструкция воровать у отца, что переносит симптом в семью и мобилизует родительские функции.

В стратегической семейной терапииосновную методическую роль играют директивные вмешательства терапевта, четко определяющие, что члены семьи должны делать, как во время сессии, так и за ее рамками.

Главное назначение директив – изменение тех способов, посредством которых члены семьи устанавливают отношения друг с другом и с терапевтом. Кроме того, директивы позволяют узнать реакцию участников терапии на инструкцию.

Директивы повышают включенность терапевта в жизнь семьи, вынуждают ее членов взаимодействовать между собой, давая больше информации о структуре семьи и ускоряя процесс изменений.

Директивы направлены на то, чтобы воссоединить первоначально разобщенных членов семьи, содействовать согласию между ними и доброжелательному настрою, усилить позитивный взаимообмен, помочь семье выработать более эффективные правила, лучше соблюдать границы между поколениями, позволять больше автономии своим членам и поддерживать их в достижении индивидуальных целей.

Дж. Браун и Д. Кристенсен (2001) приводят примеры прямых директив. Женщине, которой трудно было начать самостоятельную жизнь отдельно от матери, предложили без предупреждения навестить мать и завести с ней разговор с целью вызвать ее неодобрение.

Матери, которая не работала и чрезмерно опекала сына, предложили устроиться на работу. Молодому неработающему мужчине, много времени проводящему дома, предложили 4 часа в день уделять поиску работы. Разведенной женщине посоветовали включиться в работу группы для разведенных.

Паре, которой трудно было отделиться от родителей, предложили во время сессии спланировать свой переезд и на следующей неделе посвятить в свои планы родителей. Родителям, которых беспокоило частое посещение дочерью развлекательного центра, посоветовали сходить туда «на разведку».

К. Маданес (1999) описывает работу с созависимой семьей, иллюстрирующую применение прямых директив.

Мать четырех детей – в прошлом наркоманка, а ныне религиозная фанатичка, жестко наказывала своих детей – семилетних братьев?близнецов, страдавших недержанием кала, который они рассовывали по щелям в стенах квартиры.

Они мочились в окно, устраивали поджоги в доме, поджигали колыбель с младенцем, фургон на улице. Маданес посочувствовала матери, которой «достались» такие трудные дети и выразила восхищение ее готовностью всегда объясняться с ними начистоту.

Одновременно она оценила поведение детей как своеобразную заботу о матери, которую настолько поглотили созданные ими проблемы, что ей самой уже не требовался надзор со стороны полиции.

Когда мать расплакалась, Клу велела Роберту, более агрессивному близнецу, крепко обнять и поцеловть мать, вытереть ее слезы и пообещать позаботиться о ней. Мальчик выполнил требование терапевта со всей нежностью, на которую был способен, и несколько минут не выпускал мать, обнимал, а она ласкала его. Работа с семьей продолжалась 10 месяцев, но уже после этой первой встречи главные симптомы у детей исчезли, и мать больше не проявляла к ним жестокости.

Дж. Браун и Д. Кристенсен (2001) приводят примеры парадоксальных заданий из своей практики. Гордой своей независимостью матери?одиночке, препятствующей самостоятельности своего сына, предложили делать для него еще больше, чтобы она не чувствовала себя одинокой.

Мальчика, который часто «закатывал истерики», попросили продолжать это делать, но лишь в определенной комнате и только после школы, когда он действительно ничем не занят.

Жене, которая собиралась бросить мужа, но никак не могла это сделать, предложили остаться с мужем на том основании, что он нуждается в ее заботе. Женщину, которая страдала депрессией, попросили ежедневно в течение часа сидеть в одиночестве и предаваться унынию.

Ей сказали, что управлять своим настроением можно лишь в том случае, если она научиться «включать» и «выключать» депрессию.

Супруги, склонные часто ссориться, должны были продолжать это делать, чтобы больше общаться друг с другом. Девушку?подростка, которой было трудно начать самостоятельную жизнь отдельно от матери, похвалили за то, что она жертвует собой, защищая мать от жестокой реальности.

Страдающую депрессией девушку попросили имитировать подавленность, при этом родителям надлежало поощрять наиболее яркие проявления ее депрессии. Матери, которая постоянно беспокоилась о своем сыне, посоветовали ежедневно в течение часа сидеть в одиночестве и волноваться.

В течение этого часа ничем другим заниматься было нельзя.

? Я могу управлять Соединенными Штатами и могу управлять своей дочерью Эйлис, но я не могу делать то и другое одновременно.

Теодор Рузвельт

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector