Алкоголизм в россии: статистика по годам

Алкоголизм в России: статистика по годам

Антиалкогольные кампании в России закончились с распадом СССР, но бороться с изрядными возлияниями власти продолжают. И по статистике россияне стали пить гораздо меньше, чем раньше. Вот только стоит ли верить этой статистике?

Кто пил вино, тот знает – это яд

А кто не пил, тот этого не знает…

Пустоты быстро заполняются: смена приоритетов

Многие рождённые в СССР помнят известный анекдот времён горбачёвской борьбы с пьянством и алкоголизмом. Это когда Михаил Сергеевич на завод автозапчастей приехал с народом пообщаться, и о результатах повышения цены на водку спросил.

– Да ладно, Михаил Сергеевич, как пили, так пить и будем! – ответили ему на это.

– А ещё на рубль повышу?

– Как пили, так пить и будем! – следовал ответ.

– А на пять рублей?

Ответ был тем же. А на просьбу разъяснить, почему такое упрямство и откуда деньги на столь дорогую водку появятся, работяга протянул ему набор поршневых колец:

– Вот видишь, Сергеич? Эта байда как пузырь стоила, так пузырь стоить и будет!

Нынче, ясно, приоритеты сменились. Любую «байду» можно запросто купить – как и любой алкоголь. Нужны деньги, коих нет. Или коих мало. Но если наш человек чего решил – он выпьет обязательно. Чего именно выпьет – вопрос второй, если похмелуга.

Вот из этой оперы – и боярышник, так любимый сначала отечественными болящими похмельем, а после – любителями оскорбить страну и несчастных её граждан, что от этой «бояры» пострадали. И «асептолин», тот, который для дезинфекции медицинских инструментов, включая руки хирургов и медсестёр.

И даже настойка прополиса, тоже не к одной смерти приведшая тех, у кого и без неё сердце изношено было: на спирту она, эта настойка.

И палёная водка из древесного спирта, что втрое дешевле магазинной равного объёма: в ней и метанол, и сивухи в разы, но моментально не слепит и в могилу не сводит, а что ещё нужно той части наших граждан, у кого трубы горят, а денег чуть?

Вот вам и разница: в 60-70 варили самогон и с этим боролись. Сахар стоил копейки, продукт получался шикарный, продавали втрое дешевле «казённой».

В восьмидесятые за самогон стали казнить нещадно, на государственную повысили цены, виноградники вырубили.

Появились очереди – по три кольца вокруг магазина, а производимый или распределяемый по долгу службы дефицит теперь не за финскую стенку вне очереди – за ящик коньяку отдавали. Вакуум быстро заполнился, и народ продолжил жить. И пить.

И наши дни – нулевые и десятые, когда вольница девяностых с разнообразным и формально разрешённым любым алкоголем ушла в прожитое, суррогаты и палёнка в чести стали.

Теперь вот у пьющих масс в тренде подпольный алкоголь – может, и произведённый дядей Аликом в соседском подвале, но на терпимом спирту и не приводящий к летальному исходу, по крайней мере, небыстро к нему приводящий. Или алкоголь заводского производства, но безакцизный.

Или переправленный из-за ближайшей заграницы. Такой алкоголь тысячами, сотнями тысяч литров поставляют друзья друзьям, и пьют, и нахваливают. Правда, стоит он дороже прежних суррогатов, чаще всего в полтора-два раза дешевле казённого, но ведь качество то же, что и в магазине.

«Какое знание предмета», скажет недоброжелательный читатель (скорее, читательница). Не без этого. Впрочем, такое знание может быть и плодом многодневных изысканий в источниках, разве нет?

Никак не спор – терзают смутные сомнения…

Ну вот не верю я отчётам всяких наших призванных подсчитывать организаций об однозначном снижении уровня потребления алкоголя в России! Точнее. Сомневаюсь не в самих цифрах, а в их трактовке. В ХХ веке в большой стране пили водку, она была не дешева и не дорога – в самый раз.

И в среднем получалось… так, что там они утверждают… почти 11 литров чистого спирта на душу населения. Потом пошёл спад – до 3,5 литра к моменту развала СССР.

И снова затянувшийся подъём аж до 26 литров в недавнем 2010 году, когда стала раскручиваться «мягкая» антиалкогольная компания, которую связывают с инициативой непьющего Путина.

Вот что утверждают эксперты Росстата, ФТС, РБК, СПАП, Росалкогольрегулирования и других организаций, имеющих право утверждать:

«На суррогаты приходится почти 14 процентов, еще 17 процентов приходятся на кустарный алкоголь (самогон и пр.). К этим цифрам нужно добавить 15 процентов (доля нелегальной водки). В итоге получится, что серый рынок алкоголя в России составляет 46 процентов, что почти в два раза увеличивает потребление крепкого алкоголя россиянами».

А вот, например, первый график. Он позаимствован со странички Информационно-методического центра «Трезвый город», его близнец есть и на страничке Alkotraz.ru – да на многих страничках вполне уважаемых и бесспорно выступающих за здоровье нации организаций и СМИ есть этот график. Он весьма распространён в интернете, и никем пока не оспорен. Итак:

Алкоголизм в России: статистика по годам

График окончен 2010 годом, на который приходится потребление 26 литров чистого спирта каждым гражданином России.

А вот другой график, тоже о том же, только данные совсем не те. К 10-му году мы, согласно этому исследованию, выпивали чуть больше 15 литров, а больше всего бухали в 2003-м – 20 с половиной литра (блог «Настоящее время»):

Алкоголизм в России: статистика по годам

А вот данные Росстата вкупе с Минздравом России:

Алкоголизм в России: статистика по годам

Три графика динамики потребления алкоголя. Три разных набора данных. Остальное не различно: страна – Россия, годы охватывают обозримый период, подсчёт – в чистом алкоголе, он же этанол, он же этиловый спирт.

Только «Настоящее время» подсчитывает потребление россиян, коим 15 лет и больше. А остальные – всех, включая, похоже, немощных стариков, младенцев, и дамочек системы ЗОЖ.

Возможно, этим объясняется расхождение данных названного блога и двух остальных источников, но никак не объясняется разница в данных Росстата и целого сонма интернетовских страничек, порталов и сайтов.

Вот посему позвольте – не спорить, нет – сомневаться в результатах статистических исследований. Любых. С любой целью. От любого, самого искреннего или с самым громким именем исследователя. Туфта все эти исследования и статистические выкладки.

Хотя бы потому что с советских времён, особенно в столицах да в региональных миллионниках, весьма убедительно выросло количество нарков.

Причём, пользующих тяжёлые наркотики, от дорогого кокаина до опия, выделенного из макового семени для кондитерских нужд.

Раньше – по пивку, теперь «носы пудрят» да иглой по вене… Вот и вся статистика.

Проверок в разы больше, нарушений в разы меньше. Или нет?

Росалкогольрегулирование (РАР) совместно с другими службами в I квартале прошлого года устроили 44,5 тысячи проверок организаций, которые производят и продают спиртное, следует из доклада Росстата «Социально-экономическое положение России» за январь-апрель 2020 года.

«По результатам проведённых мероприятий из 186 тысяч декалитров проверенного этилового спирта и 580,7 тысячи декалитров алкогольной продукции – 93,8 процента спирта и 87,6 процента алкогольной продукции – производилось и продавалось незаконно. В ходе проверок были выявлены 30 подпольных фабрик алкоголя и семь организованных групп, совершавших преступления в этой сфере», цитируют документ «Известия».

Данные Росстата свидетельствуют о результативности проводимых проверок, а не о доле нелегального алкоголя на рынке, поспешили уточнить в Росалкогольрегулировании. То есть ничего цифры не значат, кроме хорошей работы контролирующих и правоохранительных органов. Ну и ладно. А вот, например, десятью годами ранее те же организации проводили такую же проверку. При детальном анализе видно:

за десять лет в два с половиной раза изменилось количество незаконно продаваемого в торговых точках алкоголя:

«Всего была проведена 1721 проверка, при этом в 842 случаях были выявлены нарушения. С 1 января по 31 марта 2010 года было арестовано 1,2 миллиона бутылок или более 78 тысячи декалитров (дал) алкогольной продукции» – данные РИА Новости, апрель 2010 года.

Вот обещанный детальный анализ. В 2020 году проверили почти в 25 раз (44,5 тысячи против 1 тысячи 721) больше торгующих алкоголем организаций, чем в 2010 году. А выявили всего примерно в десять раз (766,7 тысячи против 78 тысяч декалитров) больше таких же нарушений, что в 2010 году. Разница – снижение примерно в 2,5 раза, что и требовалось доказать.

Так что проверять стали больше, а ловить меньше. И говорит всё это лишь вот о чём: весь контрафакт, всю палёнку и всю контрабанду следует искать не на прилавках магазинов – туда их теперь лишь клинические идиоты выкладывают, и не в Одессе на Малой Арнаутской. У прикормивших всех на свете проверяющих «друзей и знакомых» искать надо.

Да кто ж искать-то будет – прикормленные?

«Загадочная русская душа» ни при чём. «При чём» толщина кошелька

«Нелегальный оборот крепких напитков в целом по России сегодня оценивается в 30–35%, и снизить долю поможет увеличение минимальной зарплаты граждан — её должно хватать на 100 бутылок водки»,–

поделился своим мнением с «Известиями».

Алкоголизм в России: статистика по годам

– В настоящее время «серый» рынок спиртного составляет 35 млн декалитров, в то время как 87 млн декалитров продается с соблюдением норм законодательства.

Около 12 миллионов декалитров нелегального оборота приходится на самогон, а 23 миллиона – на крепкие напитки, которые разливают в промзонах и гаражах», – рассказал «Известиям» президент Союза производителей алкогольной продукции Игорь Косарев, и добавил:

«Незаконная продажа алкоголя крайне выгодна в условиях постоянного ужесточения правил и ежегодного увеличения акцизов».

Читайте также:  Помощь при запоях

Алкоголизм в России: статистика по годам

В бутылке, которая стоит, например, 230 рублей, 180 рублей составляет акциз. Если его не платить, продавец может кратно увеличить свой доход – и многие этим пользуются.

Кроме того, в последние годы из-за «закручивания гаек» в два раза сократилось число магазинов с лицензиями на реализацию спиртного: в 2013–2014 годах они были у 400 тысяч организаций, а в 2020-м только у 215 тысяч, говорят эксперты.

Алкоголизм в России: статистика по годам

– Бороться с теневой продажей спиртного можно исключительно экономическими мерами. Минимальной зарплаты в России должно хватать на 100-120 бутылок водки, то есть она должна составлять не менее 25 тысяч рублей после вычета налогов. У людей зачастую нет денег на легальный алкоголь, – считает глава Центра исследований федерального и регионального рынков алкоголя Вадим Дробиз.

Ну как с ним не согласиться? Если вспомнить: по-любому резервной валютой, помимо зелёной бумажки, для россиян уже очень много лет является «зелено вино». И ещё: нынче минимальной зарплаты хватит едва на полсотни бутылок. Куда христьянину податься?..

Почему даже Путин бессилен против алковласти в России

Стремительная алкоголизация общества несет куда большую угрозу России, чем ковид и прочие напасти. Подобно Великой Отечественной войне, она не обошла, кажется, ни одну семью.

Власти при этом умывают руки.

Только в моем личном окружении за последний год алкоголь добил двух моих друзей, вслед за одним из них покончила с собой его жена (завещав свое имущество собутыльнице), а потом чуть не ушла моя племянница

Алкоголизм в России: статистика по годам Анри де Тулуз-Лотрек. Выпивающий. 1882 Иллюстрация: Wikimedia Commons

Пошел я утром за кефиром, передо мной в кассе трое страждущих — дама средних лет (покупает две бутылки водки), парень (несколько банок энергетика) и помятого вида джентльмен, выбравший на завтрак два пакета вина. Изучая стеллажи со спиртным, я встретился с легендарным для советских людей портвейном.

Цена бутылки 0,7 л — 88 рублей. Во времена моей студенческой юности он стоил 3 руб. 40 коп., а моя стипендия составляла 35-45 руб., то есть я мог купить 10–13 бутылок.

А мог в качестве альтернативы за эти же деньги каждый день покупать по три комплексных обеда в столовой МГУ (стоил в разное время 35 и 50 коп.).

А теперь сравним. Сегодня студент российского вуза на свою среднестатистическую стипендию (примерно 1600 руб.) может пообедать в студенческой столовой от силы четыре-пять раз, а вот купить того же портвейна может около двадцати бутылок, то есть почти вдвое больше, чем я мог это сделать при советской власти на весящую сто обедов стипендию. 

Водка vs еда 

Спиртное при Путине явно победило еду: оно стало намного доступнее. А ведь ровно десять лет назад, принимая «Концепцию государственной политики по снижению масштабов злоупотребления алкогольной продукцией и профилактике алкоголизма среди населения Российской Федерации на период до 2020 года», правительство обещало доступность спиртных напитков существенно снизить. 

В этом документе фактическое среднедушевое (т. е. включая, замечу, детей, стариков, женщин и 40% непьющих граждан) потребление алкогольной продукции в РФ было отмечено пугающей цифрой — около 18 литров абсолютного алкоголя (безводного спирта) в год, из них 8 литров приходилось на «не разрешенную к потреблению спиртосодержащую продукцию и крепкие спиртные напитки домашней выработки».

К 2020 году потребление спиртного в стране собирались снизить на 55%, или до 8,9 литра, то есть почти до допустимой Всемирной организацией здравоохранения «нормы» — 8 литров (уровень, с которого, по мнению ВОЗ, начинается неминуемая генетическая деградация).  

Для сравнения: в царской России в 1913 году потребление  абсолютного алкоголя (безводного спирта) в расчете на душу населения составляло 3,4 литра на человека в год, в начале 1990-х годов — 5,4 литра.

Однако достичь поставленного показателя, судя по разрозненным сообщениям, не удалось. Официальных данных по объемам потребления алкоголя в 2019–2020 гг. пока нет, зато есть такая тревожная цифра из недавнего опроса ВЦИОМ: с лета 2019-го по лето 2020 года число жителей России, не употребляющих алкоголь, сократилось с 40% до 33%.

В 2018 году среднедушевое потребление спиртных напитков было на 8,3% выше, чем в 2017-м. Не удалось обуздать и продажи «левого» алкоголя, вот почему целевой показатель по сокращению потребления незарегистрированной продукции в 2020–2022 годах правительство скорректировало до более реалистичных значений — вместо сокращения на 38% решено было снизить показатель всего на 15%.

Сказание о «значительном снижении» 

В означенной концепции приводится страшная статистика: «В настоящее время в Российской Федерации от случайного отравления алкогольной продукцией умирает более 23 тысяч человек, а от болезней, связанных со злоупотреблением алкогольной продукцией, — более 75 тысяч человек в год».

Но есть еще более мрачные оценки. Согласно исследованию авторитетного медицинского журнала Lancet, в 2016 году по причинам, связанным с употреблением спиртного (инсульты, болезни сердца и т. д.), в России скончались 223 тыс. чел. (43 тысячи женщин и 180 тысяч мужчин).

Более свежих статданных о смертности от болезней, вызванных злоупотреблением алкоголем, мне найти не удалось, но вряд ли ситуация улучшилась, и об этом свидетельствуют такие данные: за первое полугодие 2020 года смертность выросла на 3,1%, рождаемость снизилась на 5,4%, а естественная убыль населения составила 265 565 человек.  

15 октября этого года на съезде РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей) глава Минздрава РФ Михаил Мурашко заявил о «колоссальном влиянии» алкоголя на жизнь и здоровье россиян.

Думаю, министр прекрасно видит, что вопреки декларированному в антиалкогольной концепции «значительному снижению уровня потребления алкогольной продукции» в жизни происходит стремительное умножение числа алкомаркетов при одновременном росте объемов производимого в стране спиртного. 

В 2019 году производство крепкого алкоголя у нас выросло на 8%, а водки — на 6%.

В текущем году темпы роста производства алкоголя несколько снизились, тем не менее накопленные на складах запасы позволили не только не уменьшить, но, наоборот, несколько увеличить продажи спиртных напитков: за январь — июль в сравнении с тем же периодом прошлого года водки было продано на 1,7% больше, вина — на 3,1%, вина игристого и шампанского — на 1,4%, пива и пивных напитков — на 2,9%. Еще быстрее развивается домашнее производство спиртного. Согласно исследованию Финансового университета при правительстве РФ, объемы производства самогона в 2020 году выросли по сравнению с прошлым годом на 60%.    

3,5 триллиона рублей на выпивку

В нижеследующем абзаце я приведу выжимку из исследования «Россияне и алкоголь», опубликованного ровно год назад на сайте Олега Тинькова. По данным Всемирной организации здравоохранения, среднестатистический россиянин старше 15 лет в 2016 году потреблял 11,7 литра чистого алкоголя в год.

 Но проблема в том, что у «пьющих россиян» (то есть подверженных «тяжелому эпизодическому пьянству») — а к ним относятся 60% граждан, или 42,7 млн человек, — этот показатель выше: 20,2 литра. При этом официальные продажи, по данным ВОЗ, составляют 13,9 литра чистого алкоголя на каждого пьющего россиянина.

Оставшиеся 6,3 литра приходятся на контрафакт, самогон и суррогаты. Сколько точно выпивают того и другого, государство не знает. 

Если исходить из того, что расходы на алкоголь на одного среднестатистического россиянина составляют около 24 тыс. рублей в год, мы получаем суммарно около 3,5 триллиона рублей, получаемых алкогольным бизнесом ежегодно.

Несложные подсчеты определяют объем «домашнего» самогоноварения также примерно в один триллион рублей.

Объем годового оборота контрафактного алкоголя (к которому относится прежде всего продукция, продаваемая без или с поддельными акцизными марками) также оценивается экспертами примерно в 1 трлн рублей.

Лишь на десятый год действия «антиалкогольной» концепции вступили в силу поправки в Закон 171 ФЗ, ограничивающие масштабы самогоноварения. Разрешенный лимит для одного домохозяйства с 1 января 2020 г. снижен в 20 раз — с 4000 до 200 декалитров (=2000 литров) безводного спирта.

Такие поправки, как объявили их авторы, «возвращают производство домашнего алкоголя в категорию домашнего потребления». То есть производства самогона «для собственных нужд» в объемах не более 5,5 литра безводного спирта (=13,75 литра водки) в день не воспрещается и даже не требует лицензии.

Как не требовало до нынешнего года и «домашнее производство» мощностью 110 литров спирта (275 литров водки) в сутки. 

Десятки фирм в интернете предлагают широчайший ассортимент аппаратов для самогоноварения — от простейших за две с лишним тысячи рублей до почти промышленной мощности за 60 тысяч рублей, способных производить 96-процентный спирт со скоростью 5 литров в час (не в сутки!). О масштабах продаж самогонной техники можно судить хотя бы по сайту нижегородского интернет-магазина «Самогонофф», хозяева которого с гордостью информируют нас, что за девять лет своей деятельности они выполнили свыше 50 тысяч заказов. 

Алкоголизм в России: статистика по годам Ян Стен. Вино — насмешник. 1663-1664 Иллюстрация: Wikimedia Commons

Самые бедные — самые пьющие

Взрыв самогоноварения в стране в 2010-е годы был подкреплен стремительным ростом производства сахара: 2013 по 2017 годы посевные площади сахарной свеклы в России выросли на 32,7%, в 2019 году объемы ее производства увеличились на 20,7% к уровню 2018 года.

В результате возникло ее перепроизводство — на декабрь 2019 года свеклы скопилось на складах аграриев 3,1 млн тонн, или в 7,2 раза больше, чем годом ранее.

Социологи давно выяснили, что самыми пьющими являются самые бедные: среди них алкоголики встречаются гораздо чаще, нежели среди людей со средним достатком. Между тем около 15% россиян испытывают недостаток питания по калорийности, то есть, попросту говоря, голодают.

Так вот парадокс в чем? Самый дешевый способ «пропитаться» для взрослого мужчины — это купить два литра пива: они дают имяреку 2 тыс. калорий, что с лихвой покрывает дневную норму.

А можно и водкой покрывать. Тем более что она все три десятилетия существования новой России становилась относительно продуктов питания все более доступной — количество поллитровых бутылок водки, которые можно купить на среднестатистическую зарплату, выросло с 38 штук в 1990 году до 135 штук в 2006 году и 197 штук в 2019 году. 

Читайте также:  Шов мениска: что это – показания и последствия процедуры

Алкомаркеты на марше

По сравнению со смертностью от ковида (на конец октября — свыше  26 тыс. чел.) алкогольные потери властью как бы не замечаются, хотя их на порядок больше. Более того, с коронавирусом мы рано или поздно справимся, а вот с алкогольным проклятьем, похоже, вряд ли.

Алкогольный фактор является локомотивом кризисной смертности в России, около 70% смертей среди мужчин трудоспособного возраста связано с алкоголем, знают в Минздраве. Из-за одних рюмочных и «наливаек» страна теряет свыше 3 трлн руб.

в год, что на порядок превышает ежегодные доходы бюджета от акцизов на спиртное (свыше 370 млрд руб. в год). 

В России де-факто отсутствует продуманная, структурно выстроенная система борьбы с алкоголизмом: советская система была демонтирована, а что-то адекватно заменяющее не создано.

Не создано до сих пор, несмотря на прописанный в упомянутой концепции соответствующий пункт — «совершенствование… оказания медицинской наркологической помощи лицам, злоупотребляющим алкоголем… и больным алкоголизмом».

Злоупотребляющий алкоголем человек предоставлен самому себе и его/ее близким (если таковые есть и готовы ему практически помочь). 

Который год гуляет по кабинетам Госдумы и профильных ведомств законопроект о принудительном лечении от алкогольной зависимости.

В антиалкогольной концепции алкоголизм назван одним из факторов демографического и социального кризиса в России и в этом качестве представляющим собой общенациональную угрозу на уровне личности, семьи, общества, государства.

Соответственно, и задачи там были вроде бы правильные сформулированы: «обеспечение приоритетности защиты жизни и здоровья граждан по отношению к экономическим интересам участников алкогольного рынка» или, к примеру, «снижение доступности алкогольной продукции путем ограничения ее розничной продажи по месту и времени». 

На деле же, однако, мы видим дальнейшие послабления для продавцов алкоголя, проталкиваемые мощным алкогольным лобби (а к таковому, по оценкам, относится не менее трех десятков депутатов Госдумы).

Прежде всего, подготовлен законопроект, согласно которому, в частности, достаточное расстояние между алкомаркетами и общественно значимыми объектами (школами, больницами, спортивными сооружениями) определяется в 30 метров.

Излишние ограничения, говорится в пояснительной записке Минпромторга, «негативно сказываются на легальном бизнесе, никак не влияют на уровень злоупотреблений алкоголем ‎и ведут к увеличению нелегального сегмента рынка».

Параллельно Федеральная антимонопольная служба (ФАС) предложила разрешить АЗС продавать пиво, а магазинам, ресторанам и кафе — продавать алкоголь через интернет. Также предлагается снять запрет продавать спиртное в заповедниках, национальных парках, санаториях и спа-отелях. Ну а Минздрав отказался от идеи обязательных тестов на алкоголизм для получения прав.

Эффективность невысока

Фактически в период запоя скорая помощь алкоголика из дома никуда не повезет. Просто потому, что никакая больница человека, находящегося в алкогольном опьянении, госпитализировать не станет.

Альтернатива? Поставить в острый период две-три капельницы на дому, привести человека в чувство, после чего остается возлагать надежду на то, что после этого он при поддержке своих родственников пройдет длительный (от 6 месяцев) и дорогостоящий курс реабилитации.

В городе, где живет моя страдающая алкоголизмом племянница, реабилитационных центров появилось довольно много. На деятельность, называющуюся «реабилитацией», лицензию получать не надо, достаточно просто открыть такой центр под шапкой общественной организации, которая может осуществлять реабилитацию таких людей. Это, строго говоря, не относится к медицине.

— Все они негосударственные, и открывают их иногда бывшие наркоманы, — рассказал мне частный воронежский нарколог Игорь Семенютин, занимающийся моей племянницей. Это такой бизнес.

Снимают особняки, нанимают врачей и помещают туда на реабилитацию зависимых от алкоголя и наркотиков.

Сидят там зависимые практически взаперти, 30–40, а то и 50 человек единовременно, а стоит это 40–50 тыс. рублей в месяц.

— А есть ли в городе государственные реабилитационные центры? — спрашиваю я Игоря Алексеевича. 

— Нет, — отвечает, — таковых нет. В настоящем центре должен быть главный врач, а в частных реабилитационных заведениях его нет. Это как бы платный клуб анонимных наркоманов и алкоголиков. Люди выходят оттуда и часто возвращаются туда же опять. К тому же наркоманы и алкоголики там вместе находятся.

И последние после пребывания там нередко переходят на наркотики. То есть эффективность невысока. В этих центрах докторами часто являются бывшие наркоманы. Иногда туда приходит психолог, а иногда нет. Эти центры часто связаны с различными религиозными течениями. Увы, чаще всего это видимость реабилитации.

Что ж, почитал я в интернете отзывы клиентов и их родственников о деятельности подобных центров — многие, если не большинство, негативные.

Вопреки официальным сводкам, Семенютин не заметил уменьшения потребления алкоголя в последние годы. 

— Вот сейчас разрешили рекламировать безалкогольное пиво. Но это же путь к алкогольному пиву. Иногда дети уже начинают, формируется психологическая зависимость. Омолодилась очень сильно алкогольная зависимость.

Уже в 17–18 лет начинают запойно пить. Много продается «левого» алкоголя, многие перешли на самогоноварение.

Теневое производство очень большое, и оно официальной статистикой не учитывается, — посетовал мой собеседник.

P. S. Дописывая этот текст, я узнал, что моя племянница опять ушла в запой, спустя пять дней после трехнедельного пребывания в отделении неврозов городской больницы.

Алкоголизм среди несовершеннолетних в России

По данным Минздрава, в 2016 году около 60 тысяч российских подростков состояли на учете в наркодиспансерах как склонные к алкогольной зависимости.

С тех пор новых данных ведомство не публиковало, но независимые исследования показывают, что подростков, склонных к алкоголизму, за последние годы стало в несколько раз больше.

Алкоголизм в России: статистика по годам

13 октября «СПИД.ЦЕНТР» выпустил материал, посвященный детскому алкоголизму в России – «Пол-литра на троих — и на урок»: как спиваются российские дети».

По данным Минздрава, в 2016 году около 60 тысяч российских подростков состояли на учете в наркодиспансерах как склонные к алкогольной зависимости.

С тех пор новых данных ведомство не публиковало, но независимые исследования показывают, что подростков, склонных к алкоголизму, за последние годы стало в несколько раз больше.

Говоря о «выпивающих» несовершеннолетних, имеются в виду не только ученики старших классов школы или студенты колледжей, но и дети помладше, дети-беспризорники и дети из внешне благополучных семей. Большинство из них пьют в попытках сбежать от проблем, найти поддержку и почувствовать себя значимыми.

Что нам говорит имеющаяся статистика?

По данным Роспотребнадзора, чаще всего россияне начинают выпивать в 14–15 лет. Употребляют алкоголь ежедневно около трети юношей и пятая часть девушек. По оценке проекта «Трезвая Россия», ежегодно более миллиона россиян погибают от алкоголя и наркотиков.

Эксперты организации отмечают, что за последние пять лет число несовершеннолетних наркозависимых возросло более чем на 60%. Важно отметить, что из десяти наркозависимых на официальном учете стоит всего один — поэтому официальные цифры не отражают реальной картины.

Главный показатель «алкоголизации» — потребление алкоголя в расчете на душу населения с 1989 по 2010 г. увеличилось в 1,5 раза. И достигло 18 литров абсолютного алкоголя (чистого спирта).

Такой уровень Всемирная организация здравоохранения признает «особо опасным для здоровья людей». По оценкам экспертов, алкоголиков в стране на самом деле около 5 млн, или 3,4% от всего населения.

С момента начала перестройки душевое потребление алкоголя выросло на четверть, а количество правонарушений, совершаемых пьяными, почти в два раза.

Алкоголизм в России

Согласно данным доклада, который опубликовали ученые Института социологии РАН осенью 2011 года, за последние 20 лет проблема пьянства в России резко обострилась и затрагивает теперь уже в первую очередь подростков.

Однако их доклад, посвященный проблемам «алкоголизации» российских детей и подростков, не вызвал в обществе бурной реакции.

Главный вывод социологов по большому счету состоит в том, что «спаивают» подростков не плохие компании, не «государство» и даже не реклама, а их собственные родители и близкие.

Социологи выделили основные 4 категории подростков с 7 по 9 классы в зависимости от их отношения к спиртному.

Они описывают «трезвенников», которые никогда не употребляли алкоголь, а также «ситуативных потребителей», «экспериментаторов» и «пьющих».

Принцип разделения простой: мотив, частота употребления алкоголя, количество случаев “очень сильного алкогольного опьянения” и алкогольного отравления.

Минздрав Астраханской области отмечает, что каждый третий младший школьник так или иначе знаком с алкоголем. Почти 40% из них впервые попробовали спиртное в семь лет. А 15% — еще в дошкольном возрасте. Ведомство отмечает, что чаще всего детей «угощали» алкоголем родственники.

Считается, что пьянство – удел «глухой провинции». Однако именно Москва лидирует по употреблению алкоголя в среде школьников. Так, среди учащихся 7–9‑х классов в столице сказали, что употребляют алкоголь 81%, в Бузулуке — 66%, в Казани — 63%, в Вятских Полянах — 56% и в Можге — 47%.

Александр Гаврилов, сотрудник спецшколы для трудных подростков, у которого «СПИД.ЦЕНТР» брал интервью, считает, что дети из неблагополучных семей пьют в основном для того, чтобы забыть о своих трудностях. Один из опрашиваемых детей сообщает, что у многих здесь есть “стремление к саморазрушению” и многие (из нас) погибают, не достигнув совершеннолетия.

Александр подчеркивает, что в России практически никто не занимается проблемой подросткового алкоголизма. «У школ нет воспитательной функции, им все равно. Если за детьми не следят родители, то и государство не следит.

Неравнодушных людей в системе очень мало, и дети становятся маугли. И нет таких учреждений, куда мы могли бы из спецшколы отправить на лечение зависимого ребенка, — заключает он.

Читайте также:  Как происходит кодирование от алкоголизма вшиванием ампулы?

— Зато купить алкоголь можно в любом магазинчике во дворе, если не продадут в супермаркете».

Подростковый алкоголизм

Но алкоголиками становятся не только дети без родителей или из неблагополучных семей, пишет «СПИД.ЦЕНТР», приводя опыт Серафимы, которая впервые попробовала алкоголь в школьном туалете с одноклассницами, в 14 лет.

Она рассказывает, что алкоголь и сигареты давали ей ощущение «крутости» и взрослости, она гордилась тем, что может совмещать все это с учебой и получать хорошие оценки.

«Я даже не могла подумать, что это эмоциональная зависимость от алкоголя, хотя это она и была», — говорит она.

Психолог Сергей Князев считает, что в подростковом алкоголизме в «благополучных» семьях нет ничего удивительного, поскольку в них могут быть скрытые проблемы. По его мнению, в основе алкоголизма часто лежат чувство стыда и ощущение себя никчемным.

Как известно, такие чувства могут появляться у детей, когда от них постоянно требуют успехов и достижений. Он также отметил, что подростки чаще всего начинают пить не потому, что попадают в плохую компанию, а потому что ребенка с детства что-то не устраивает.

Это могут быть, например, эмоционально холодные или незрелые родители, отсутствие внимания или, наоборот, гиперопека, обесценивание способностей ребенка.

Многие из «пьющих» школьников испытали развод родителей, смерть близких, живут в атмосфере постоянных конфликтов и драк или имеют перед глазами пример родителя-алкоголика, наркомана и т.д. Импульсивных, агрессивных или, наоборот, забитых подростков, эгоистичных и любящих «пощекотать себе нервы», ученые считают группой риска.

Читать также:

Борьба с алкоголизмом в России: история, проблемы, статистика

Пьянство – беда нашего общества. Попытки окультурить употребление спиртных напитков и свести их к символическим, себя не оправдали. Проблема алкогольной зависимости вышла на передние рубежи, поэтому бороться с ней пришлось на государственном уровне.

Первыми «сухой закон» ввели в США еще в XIX веке. В Советском Союзе также практиковали запрет. История алкоголизма в России началась столетием позже. Властями был издан указ «Об усилении борьбы с пьянством». Как показала практика, это самый действенный способ уменьшить число пострадавших в результате пьянства.

И это нередкие случаи в истории, когда проблему лечения алкоголизма в России поднимают на уровень государственной. В одних странах, а их больше 40, алкоголь строго ограничен, в других -контролируется государственной монополией.

Законы по продаже спиртного с каждым годом только ужесточаются. Принимаются новые ограничения по возрасту покупателей, времени продажи и местам употребления.

Борьба с пьянством поддерживается как в бедных странах Африки, так и в развитых государствах Европы.

Те, кто считает, что алкоголь в небольших дозах безопасен и даже полезен не только заблуждаются сами, но и склоняют на неверный путь других.

Алкоголизм в России – проблема, которая не дает жить

Если проблема достигла государственных масштабов, это вовсе не значит, что ответственность лежит исключительно на правительстве.

Обвинять его в том, что оно зарабатывает на продаже алкоголя, в то время, как мы страдаем от конфликтов и насилия в семье, от финансовых потерь и разрушения духовных ценностей, вызванных его употреблением, крайне несправедливо. От разгулявшегося пьянства теряют не только семьи, но и коллективы.

Это грабежи и мелкие кражи, прогулы и неустойки, содержание в клиниках и оплаченные больничные, брак на производстве и аварии на дорогах, за что государство несет колоссальные убытки. Поэтому на законодательном уровне принимаются меры по контролю продаж и употреблению спиртного.

Согласно ГОСТу 1972 года, этиловый спирт представляет собой бесцветную, легковоспламеняющуюся жидкость с характерным запахом и относится к сильнодействующим наркотикам, вызывающим сначала возбуждение, а затем паралич нервной системы.

Что ж получается, все, кто употребляют продукцию, содержащую спирт, – наркоманы? И всех их разобьет паралич? Не совсем. Угроза нервной системе существовала, согласно определению по ГОСТу, только до 1982 года. Потом формулировку сделали короче, убрав последствия употребления.

Парадокс в том, что через одиннадцать лет по чьей-то инициативе, явно не лишенной материальной заинтересованности, определение этилового спирта пересмотрели еще раз. Теперь оно было урезано аккурат до места о наркотической составляющей.

В итоге согласно ГОСТу, имеем весьма безобидное вещество с характерным запахом, бесцветное и легковоспламеняющееся. Удивительно, как только полезным не определили. Так можно и марихуану из черного списка вычеркнуть, и героин. Перевести их в разряд умеренного употребления и внедрять в массы.

Статистика лечения от алкоголизма в России

Все слышали о вреде алкоголя. Но мало кто интересовался механизмом его воздействия на мозг. Многие не понаслышке знакомы с ощущениями после его употребления и больной головой на следующее утро. Но единицы интересовались, что же такое с ними происходит.

Если углубиться в анатомию и биохимические процессы мозга, то нашему взору представится странная картина: эритроциты, которые должны «гуськом» проходить через нейроны головного мозга, почему-то сбились кучей и пытаются протолкнуться толпой.

Оказывается, алкоголь – великий мастер по склейке кровяных телец. Именно из-за него они неспокойно проходят, а буквально проталкиваются через клетки головного мозга, что засоряет его бляшками эритроцитов и нейронов, погибших в неравном бою.

Утром организм пытается от всего этого очиститься с помощью специальной жидкости. То есть, на следующий день какая-то часть мозга уже безнадежно потеряна.

И пусть это кажется преувеличением, а потери ничтожными, умножьте их на все те случаи, когда доводилось пить «за здоровье» и будет повод задуматься, за здоровье ли пили.

Русский человек не экономит на «жидкости с характерным запахом». По статистике 2013 года, количество пациентов, проходящих лечение от алкоголизма в России заняло второе место, по сравнению с Финляндией.

Попробовали измерить в литрах на человека. Оказалось, еще страшнее: 13 литров чистого спирта в год выпивает среднестатистический россиянин старше 15 лет. Что на 2 л больше по сравнению с данными на начало ХХI века и в два раза выше среднемировых показателей.

Подростковый алкоголизм в России

Как уже было замечено ранее, алкоголь не просто плохо влияет на организм человека, он его разрушает. Это если говорить о крепком здоровом организме.

А если брать детей и подростков, то влияние еще более устрашающее.

Несформировавшаяся психика, неокрепший организм, неустоявшиеся понятия вреда и пользы, не обозначенные ценности – все это благоприятная почва для развития алкоголизма среди детей.

Дети часто наследуют родителей. Если дома все пьют шампанское и наливают за компанию детям, то для ребенка это как поощрение – его приняли в круг взрослых. Такое поведение к распиванию даже слабоалкогольных напитков приводит к постепенному привыканию.

В семьях, где один или оба родителя пьют регулярно, детям часто наливают с самого раннего возраста, чтобы не плакали и вели себя тихо. В результате растут потенциальные алкоголики.

Согласно исследованиям, подростковый алкоголизм в России не прекращает увеличивается.

Молодые люди часто употребляют спиртные напитки, чтобы чувствовать себя взрослее, или подражают героям фильмов, кумирам, просто старшим товарищам. Если учитывать, что 25% подростков в возрасте 14-15 лет ежедневно употребляют алкоголь, то запрет на продажу спиртного до 21 года только подогревает их интерес.

Женский алкоголизм в России: причины возникновения

Проблемы невозможно запить. Нерешенные, они грузом давят на психику и требуют новой порции «лекарства». Длительное «лечение» может спровоцировать тяжелые заболевания и психические расстройства, привести к бесплодию и необратимым процессам в хрупком женском организме.

Борьба с алкоголизмом в России

Опираясь на устрашающие статистику алкоголизма в России, правительство поставило цель: до 2020 года снизить количество употребляемого спиртного до 8 л в год на человека. Чтобы достичь желаемого результата, была разработана специальная концепция, включающая ряд механизмов влияния, направленных на постепенное уменьшение статистических показателей.

Программа борьбы с алкоголизмом в России состоит из:

  1. Запретов на рекламу алкогольных напитков.
  2. Ограничения возрастной группы покупателей.
  3. Создания благоприятных условий для работы в этом направлении общественных организаций, оказание им всяческой поддержки.
  4. Пропаганда здорового образа жизни, активного отдыха и возвышенных духовных ценностей.
  5. Штрафов за употребление спиртного в общественных местах и пребывание в нетрезвом виде, за управление автомобилем в состоянии алкогольного опьянения, за продажу алкоголя в ларьках, киосках и других нестационарных точках.
  6. Запрета на продажу с 23 часов ночи до 8 утра.

Активные меры борьбы с проблемами алкоголизма в России дали свои положительные результаты. С начала 2009 года продажи алкогольных напитков упали на 9%, а смертность в связи с состоянием алкогольного опьянения снизилась на 20%.

Также уменьшилось число лиц, состоящих на учете в наркологических диспансерах. Но это только начало. Нельзя останавливаться на достигнутом и расширять установленные рамки.

Наоборот, эффективность методов доказывает правильность выбранного пути.

Алкогольная зависимость – беда многих народов. В России стараются непременно учитывать опыт других стран.

Известно, что европейцы указывают свой возраст при покупке алкогольных напитков, предъявляя подтверждающие документы. Существует также мера лишения социальных льгот для лиц, внесенных в базу потребителей алкоголя.

В скандинавских странах иной подход: здесь уменьшают количество торговых точек, где можно приобрести спиртосодержащую продукцию. И вводят строго ограниченное время продаж.

В России стараются найти оптимальную методику для урегулирования сложившейся ситуации. Здесь осознают, что важнейшим фактором на пути к избавления от зависимости конкретного человека и от алкоголизма в масштабах всей страны, есть осведомленность.

Поэтому большое внимание уделяется разъяснительной работе, проводятся профилактические мероприятия с целью выявить склонность к формированию алкоголизма, ведется пропаганда здорового образа жизни.

Только осознанное желание жить полноценно способно противостоять соблазну забыться и спрятаться от проблем в алкогольном тумане.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector